Наш блог

Теперь, если меня спрашивают о рисках лечения, хочется привести пример недавнего случая в Санкт-Петербурге, когда, казалось бы, после наибезопаснейшей диагностической процедуры - пациенты выпили барий, на них посветили полсекунды рентгеном- они по какой-то причине скончались. Там еще разбираются, почему так произошло, но хочется сказать следующее.
Лечение пациента – это сложный процесс, связанный с интервенцией: хирургической или нехирургической. От укола-капельницы до сложных манипуляций на сосудах высокого давления. И на этом сложном пути возможны всяческие неожиданности, начиная от индивидуальных реакций организма на физиологический раствор или любой из вводимых препаратов, заканчивая травмами у пожилых пациентов с нарушением координации движений и устойчивости. Безусловно, в больницах все выстроено и делается так, чтобы все было хорошо. И вся предоперационная подготовка – каждый из выверенного десятилетиями анализов и обследований - направлены на снижение этих рисков. Но они все равно присутствуют, и в большой части случаев медперсонал не может предотвратить вред пациенту.

А вот⠀статистика ВОЗ

Только 50% случаев причинения вреда в процессе лечения в стационаре можно предотвратить. А остальные 50%? Ну или хотя бы 20%? ⠀

Поэтому первое желание обвинить медиков в неблагоприятном исходе по-человечески понятно, но не всегда справедливо. Это подтверждает мировая статистика. Надеюсь, в Санкт-Петербурге разберутся с этой ситуацией, и больше никто не пострадает.

... читать далее

28.01.2022

Тема ошибок и осложнений при лечении является довольно эмоциональной. Но не говорить об этом нельзя, потому что обсуждение ошибок нужно для того, чтобы их не совершать. Тем более, при выполнении жизнеспасающих и сложных процедур на сосудах, когда речь идет о ноге или о жизни человека.
В формате мероприятия "Е-оскар" Российского научного общества кардиоангиологов (РНОИК) в ближайшую пятницу с известными специалистами в области периферических вмешательств обсудим основные тонкие моменты вмешательств, с которыми ежедневно встречаемся в нашей работе и поделимся, что можно предпринять, когда в операционной что-то идет не так.

Встречаемся в 13.00. Мероприятие предназначено только для врачей (аккредитовано баллами НМО), требуется регистрация, будет доступно в онлайн-формате по ссылке

... читать далее

07.11.2021

Как я уже написал в предыдущем посте, с лечением критической ишемии медлить нельзя. В противном случае наступит момент, когда пациенту уже не помогут ни лекарства, ни операции. ⠀
При консультациях врачи редко дают какие-то контрольные простые точки, а пациенты не всегда успевают о них целенаправленно спросить. Если состояние в принципе опасное, то, казалось бы, что там думать? Ноги в руки - и бегом лечиться. Теоретически. На практике болезнь близкого сваливается на голову неожиданно. У родственников может не быть времени, люди могут находиться в центре разных жизненных ситуаций, которые не позволяют все бросить и куда-то нестись. Например, люди отправляют ребенка в первый класс, женятся, разводятся, находятся в отпуске или в процессе трудоустройства. Да мало ли, что еще. Жизнь богата на события и сложности. ⠀

Так что взрослые люди, родственники пациента, часто медлят перед тем, как все бросить и заниматься лечением, и я могу их понять. Именно поэтому важно разобраться: как определить, что пациент находится близко к точке невозврата? ⠀

Первый наиболее частый признак – рана на ноге или палец почернел и начал воспаляться, возможно – поднялась температура.

Вторая частая ситуация – лечение раны на ноге в поликлинике или в хирургическом отделении больницы проводится без оценки кровотока в ноге; рана не заживает, и часто все кончается высокой ампутацией даже без осмотра сосудистого специалиста.

Третья ситуация - было проведено хирургическое вмешательство на стопе (например, удалили палец, или сделали операцию на артериях (стентирование), или сделали и то, и другое. Но состояние все равно ухудшается – стопа холодная, рана не заживает и чернота ползет дальше. ⠀

В этих ситуациях нельзя медлить. Бывает и так, что оценка кровотока или даже операция на сосудах проведена, но все специалисты разводят руками, и говорят, что ничего нельзя сделать. По-нашему опыту, это часто не так, и больше 90% пациентов приходят к нам с даже с записью в медицинских документах, что операция на сосудах невозможна и пациенту показана высокая ампутация. И мы сохраняем конечность и ее опорную функцию таким пациентам. ⠀

Казалось бы - ну, подумаешь, почернел один пальчик. Это же всего палец, при чем тут «ампутировать всю ногу»? Тем более, что каждый знает - доктора вечно запугивают. Но как специалист уверяю вас, что почерневший палец - это лишь верхушка айсберга болезней, и это реальная угроза жизни. И далеко не в каждом регионе и не в каждой клинике знают, что с этим делать (даже если делают вид, что знают). Лечение пациента с раной и нарушением кровотока в ноге должно проводиться в специализированном центре. Попытки обращения за помощью в поликлинику, в обычное хирургическое или гнойнохирургическое отделение даже к хорошему доктору, где нет сосудистой службы, чревато тем, что лечение может проводиться по другому принципу и сценарию, и в этих сценариях потеря ноги высоковероятна. ⠀

Специализированный центр отличается тем, что хирурги действуют согласованно: сосудистый специалист может лечить сосуды, специалист по ранам - раны, дополнительно часто требуется помощь кардиолога, терапевта и эндокринолога. Да, лечиться по такому пути может хлопотно, иногда – дорого, иногда – и то, и другое. Но это единственный способ спасти жизнь в тех случаях, которые я перечислил. Берегите себя и своих родственников.

... читать далее

30.11.2021

Внезапный звонок: срочная консультация. У пациента влажная гангрена, уже была неудачная сосудистая операция, стопа до сих пор холодная. Пациент не в Москве, разговариваю с родственниками, которые ждут советов по вотсапу. Я объясняю, что заочно помочь не могу, единственный шанс спасти пациента от ампутации - срочно везти его к нам. Мне на это даже не отвечают, надеясь на какое-то чудо и разрешение ситуации по месту жительства. ⠀
В таких ситуациях вспоминаются те далекие времена, когда я учился в Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге на факультете подготовки врачей для Военно-воздушных сил. Мы изучали не только медицинские вопросы, но и все особенности летной работы, терминологии и даже «шуток юмора» (я еще, кстати, и отличником был, и однажды попал на встречу с президентом в Кремле – вот как раз оттуда и фото). ⠀

Так вот, в авиации есть такое понятие, как точка невозврата. Если самолет израсходовал более 50% топлива, то обратно вернуться уже не получится - придется лететь по назначению, что бы ни случилось. Наполовину пустой бак - и есть точка невозврата. ⠀

В медицине тоже бывает точка невозврата, хотя рассчитать ее гораздо сложнее. Если говорить простыми словами, то это такое состояние пациента, когда ни один врач не сможет спасти ногу от ампутации, а на определенном этапе - и жизнь пациента. ⠀

Именно поэтому в нашей сфере, когда мы имеем дело с критическим нарушением кровотока, нельзя медлить. Иначе будет потерян слишком большой объем тканей, да и общее состояние пациента будет слишком тяжелым, чтобы его подвергать любой операции – слишком высокий риск смертельного исхода, не говоря уже о ложной надежде и психологических последствиях. Такому пациенту можно будет выполнить только высокую ампутацию конечности с вероятностью летального исхода 80-90%. ⠀

К сожалению, наши пациенты часто находятся в слишком плохом состоянии, чтобы вести переговоры самостоятельно, а родственники, видимо, не успевают понять, с какой опасностью имеют дело. Они сначала не готовы на поездки, связанные с этим затраты, длительный расход времени. А потом становится поздно. В следующем посте я напишу о том, по каким признакам можно понять, что точка невозврата близка - то есть состояние больного с нарушением кровотока уже критическое и требует срочных действий. ⠀

А сейчас у меня к вам вопрос – случались ли с вами такие ситуации? Как в позиции доктора, так и в позиции пациента? Может ли доктор как-то убедить пациента и какими словами? Не секрет, что часто доктора чрезмерно запугивают, а пациенты уже привыкли слушать страшные истории и могут отнестись к этому беспечно. Очень хочется разобраться. Попробуем поговорить об этом?

... читать далее

25.11.2021

В прошлом посте я поделился советами о том, что делать с госпитализацией в ков- стационар. А сегодня хочу продолжить разговор о госпитализациях в целом. Как понять, везти ли бабушку/дедушку/папу/маму в больницу или не везти? В тот момент, когда пожилому пациенту и его родственникам предлагают госпитализацию, это решение достаточно серьезно, а людям не всегда понятно, какие риски надо учесть и сколько времени действительно необходимо находиться в больнице.
Рисков, к слову, тут надо учесть много, в том числе:
- риск внутригоспитальной инфекции (обычной - кишечной, ОРЗ, пневмонии);
- риски тромбоза вен нижних конечностей и тромбоэмболических осложнений (из-за того, что пациент вынужденно лежит);
- риски психических расстройств в реанимации (такое тоже бывает часто);
- риски заразиться новой вирусной инфекцией с переводом в профильный инфекционный стационар из-за положительного мазка.

Вдобавок, стоит учесть человеческие неудобства: неполная доступность гигиены, храп соседей по палате, неудобная кровать, непривычное питание, духота или поддувание из окна, невозможность заниматься привычными делами, покидать территорию больницы и возможность конфликтов. Однажды я был свидетелем ситуации, когда 5 соседок по палате на кресле вывезли-выгнали пожилую женщину в коридор и оставили там из-за того, что им показалось, что она температурит.

Что может перевесить все эти риски и обстоятельства?

В условиях современной медицины полагают, что таких случаев может быть всего 3:
1. Хирургическое вмешательство (операция) и необходимость послеоперационного наблюдения
2. Стабилизация критического состояния пациента
3. Лечение при невозможности перемещения пациента. Например, если человек не может ходить, а возить его в больницу на процедуры некому.

Поэтому весь мир сейчас стремится к максимальному сокращению срока стационарного этапа лечения пациентов, которые не находятся в критическом состоянии.

А теперь разберемся с нашими устойчивыми мифами.

МИФ №1. Врач сказал - в больницу, значит, точно надо в больницу. Врач сказал, что нужно еще полежать, значит, нужно еще полежать. Вам будет странно такое услышать от доктора, но это не всегда правда. Врачи тоже люди, и у врачей есть администрация и планы по госпитализации. И гораздо сложнее и дороже лечить критического пациента, чем мягкую артериальную гипертензию. Лучше работать меньше, чем больше, верно же? А деньги примерно одни и те же. В добавок к этому, в наших текущих реалиях стационарное лечение в рутинной ситуации не может составлять меньше 5 дней, иначе будут проблемы с оплатой от страховой компании. Вот врачи и действуют в предлагаемых условиях - госпитализироваться и лежать неделю. Обследоваться.

МИФ №2. Надо прокапаться. Это самый зловредный и живучий миф - о том, что чудо-капельницы с некоторыми препаратами и жизненной энергией прочистят все сосуды и оздоровят организм. Главное, регулярно (2 раза в год) ездить «прокапываться» в больницу, и, желательно, дней на 10. Такой суррогат нормальной заботы об организме, физических упражнений и правильного питания. «Я ничего не будут делать, за меня все сделают чудо-капельницы». Я не буду чрезмерно обобщать, но приведу один из примеров из области сосудистой хирургии – например, так любимые многими капельницы с пентоксифеллином (Тренталом) удалены из европейских и американских рекомендаций уже больше 10 лет назад в связи с их бесполезностью и даже вредом, в некоторых случаях. Например, в случае сахарного диабета у пациента – они могут усугубить течение ретинопатии и нефропатии, не говоря уже о потерянном времени и ложной надежде у пациентов с критической ишемией.

МИФ №3. Больница - это важный этап диагностики и необходимый этап лечения. Это неправда. По моему опыту, родственники зачастую отправляют пожилых людей в больницу из-за тревоги и бессознательного желания снять с себя ответственность за происходящее. Читается это так: «он/она же в больнице, там врачи – дипломированные специалисты, значит там сделают все необходимое и обеспечат уход». Родственники искренне желают им добра и считают, что чем дольше пациент пролежит - тем больше пользы и здоровья. Но взгляните еще раз на список рисков - все бывает часто наоборот. Что касается диагностики, то во всем цивилизованном мире ее стремятся провести амбулаторно. Как и послеоперационное лечение – в моей специализации, как правило, это очень длительный этап, который обычно растягивается на 2-3 месяца, и весь этот срок в любом случае невозможно провести в больнице. Так зачем оставаться там на 5-10 дней? Если же речи об операции нет, то ложиться в больницу «на профилактику» тем более неоправданно, особенно в нынешнее тревожное время.

Вывод: не стремитесь уложить вашего пожилого родственника в больницу, если в этом нет острой необходимости. Да, диагностика и лечение на дому сопряжено с некоторыми неудобствами. Например, придется ездить/возить на процедуры и осмотры. Но взамен приобретается безопасность, и для хрупкого пожилого человека этот вопрос часто связан с продолжительностью жизни. Фото настоящих обычных больниц прилагаю.

... читать далее

02.11.2021

Удачного момента для того, чтобы заболеть ков-инфекцией, не существует. Но я, кажется, готов назвать вам самый неудачный: этот тот самый момент, когда сложный пациент с критической ишемией восстанавливается после операции. Или тот момент, когда ему жизненно необходима операция.
Я достаточно часто узнаю о таких случаях, вот один из них: пациентку из сосудистого центра переместили в инфекционную больницу после положительного мазка, там она не получила ряд необходимых препаратов и перевязок, и в результате, еле живая после инфекции, вдобавок лишилась ноги.

В связи с этим сегодня я хочу дать ряд рекомендаций всем сосудистым пациентам и их родственникам, которые крайне рекомендую сохранить на случай госпитализации.
1. Постарайтесь избежать госпитализации с легкой формой инфекции или просто с положительным мазком. По крайней мере, проговорите такую возможность и все риски с врачом, рекомендующим госпитализацию. Лечение сложного многопрофильного пациента в неспециализированном терапевтическом или инфекционном отделении неизбежно сопряжено с потерями - там никто не сможет уделять ему повышенного внимания, в отделении пациентов много, и оно нужно каждому. Дома гораздо проще обеспечить одного пациента всем необходимым и соблюсти график приема препаратов и перевязок.
2. Если госпитализация действительно необходима, соберите все необходимые лекарства на весь срок госпитализации с собой. При отсутствии необходимых препаратов пациент может по разным причинам получить дженерики не того качества, либо вовсе не получить специфических препаратов – не все лекарства есть в больницах, это не секрет. «Они должны» - тут может не сработать, или сработать, но слишком поздно.
3. Продумайте и проговорите совместно с самим пациентом и, по возможности, с лечащим врачом режим перевязок. Обеспечьте пациента перевязочными материалами, хотя бы минимальным количеством. Могут быть разные условия, в отделении терапии нет перевязочной, а до хирургии может быть достаточно далеко, и она может быть в другом корпусе больницы. В большинстве случаев необходима ежедневная перевязка ран. Дополнительные вещи вы сможете передать пациенту позже.

Что еще собрать пациенту с собой:
1. Возьмите индивидуальный глюкометр, шприц-ручки с инсулином, если пациент с диабетом. В больнице может быть инсулин другого производства, соответственно, на который пациент может по другому реагировать. Также будет полезным электронный тонометр.
2. Не забудьте копии ближайших выписок из стационаров с рекомендациями (а оригиналы оставьте дома, так сохраннее), выпишите список принимаемых лекарств на отдельный листок с указанием названий лекарств, их дозировки и кратности приема – так доктору будет проще составлять лист назначений и все контролировать.
3. Обеспечьте пациента средством связи – это может быть самый простой полностью заряженный телефон с работающим надежным зарядным устройством, положительным балансом сим-карты, а может быть и резервной батарейкой.

Соблюдая эти простые инструкции, вы убережете себя или больного родственника от лишних переживаний и ненужных дополнительных проблем. Всем здоровья!

... читать далее

22.10.2021

Когда здоровый человек ходит босиком и случайно получает какую-то небольшую травму типа маленького пореза или ссадины, он может ее даже сразу и не заметить. А, заметив, он понимает, что беспокоиться не о чем - заживет через пару дней. Но пациенты с сахарным диабетом - это особая группа, поэтому у них такие микротравмы на стопах могут привести к большим проблемам, даже к потере ноги.
Так бывает из-за того, что во-первых, при сахарном диабете снижаются темпы заживления любой раны. Во-вторых, на ногах могут быть скрытые нарушения кровообращения. Рана не заживает, увеличивается в размерах, чернеет. Поэтому пациентам с сахарным диабетом нельзя ходить босиком и необходимо соблюдать технику безопасности, чтобы ни в коем случае не травмировать стопы. Бывает и так, что пациенты все знают, но забывают соблюдать правила и не делают то, что нужно.

У нашего пациента первая операция была год назад - мы восстановили кровоток по артериям голени, но довести его до самой раны не получилось, она кровоснабжалась через коллатеральные артерии. Плюс ко всему у пациента была сильнейшая боль из-за выраженной нейропатии, он все время непроизвольно дергал стопой во время первой операции, это создавало очень большие сложности и не давало хорошо "прицелиться". После первой операции ситуация была пограничной - рана могла зажить, могла и нет. Но все-таки зажила, и все мы выдохнули.

Через некоторое время пациент поступил к нам снова. Знаете, почему он снова оказался у нас? Он ходил босиком и порезал палец куском стекла, что привело к незаживающей ране и остеомиелиту костей на 1 пальце стопы. Он сам был в отчаянии из-за того, что произошло, но ничего сделать уже не мог. Ситуация была тревожной, и мы понимали, что повторная операция будет сложнее первой.

Но, к счастью, мы уже были более точно ориентированы прошлым опытом, и в этот раз нам не мешал болевой синдром. Поэтому мы ухитрились достичь лучшего результата, чем в первый раз. Использовали достаточно редкую технику: пункцию миллиметровой артерии на подошве, реканализацию артерии голени в облатном направлении с помощью микрокатетера прямо через кожу на подошве, баллонную ангиопластику артерий. В результате мы добились идеального результата - кровоток восстановлен к самой ране. Мы поставили стент, импрегнировали в стенку артерии лекарство, снижающее частоту ее повторного закрытия, и можно сказать, одержали ангиографическую победу в операционной).

Теперь все раны у пациента зажили, и он впервые за долгое время чувствует себя хорошо. Клянется, что больше не будет ходить босиком.

... читать далее

18.01.2022

Болезнь молодых курильщиков - звучит не так уж страшно. Если не знаешь, то не догадаешься, что речь о достаточно сложной ситуации, угрожающей инвалидизацией.
По-научному это состояние называется облитерирующий тромбангиит или болезнь Бюргера-Винивартера. Приводит эта болезнь к потере ноги у относительно молодых людей 25-45 лет. При этом как-то предсказать, разовьется ли эта болезнь у конкретного отдельно взятого курильщика, заранее нельзя. Таким пациентам часто отказывают в операции по восстановлению кровотока, потому что поражаются сосуды очень маленького диаметра, и обычные оперативные способы лечения оказываются неэффективны.

До конца патогенетические механизмы болезни не выяснены. Но четко доказано, что табачный дым активирует каскад реакций имунной системы, приводящий к образованию тромбов и воспалительных реакций в стенке вен и артерий конечностей. У таких пациентов могут быть просто холодные руки или ноги, а может начаться отмирание тканей в виде гангрены. Лечение таких пациентов сложное - потому что крайне сложно восстановить кровоток по артериям в состоянии воспаления и спазма, диаметр которых менее 2 мм.

При этом от безысходности пытаются применять часто неэффективные при больших некротических ранах лекарства, внутривенное введение вазапростана, и попытки местного лечения раны в общехирургическом отделении без восстановления кровотока в итоге приводят к ампутации ноги.

Такое обычное начало истории было и у нашего пациента, которому всего 44 года - вросший ноготь на стопе, потом безуспешное лечение, сделано исследование артерий (кт-ангиография), отказ в операции в нескольких специализированных учреждениях, удаление пальца, капельницы вазапростана и попытка консервативной терапии. Нога болела в покое и ночью, некроз распространялся дальше на стопу, несмотря на все усилия врачей.

Эффективный подход к лечению таких сложных ситуаций совсем не "волшебной таблетке" или ее эквиваленте - "гениальной операции". Имеет большое значение каждый компонент лечения. Первый компонент - хорошая подготовка: заранее назначенная противовоспалительная, а иногда и пульс-терапия гормональными препаратами, расширенная 3-х компонентная антитромботическая терапия, спазмолитические препараты - блокаторы кальциевых каналов.

Второй важный компонент лечения - вмешательство на артериях голени и стопы - реканализация и баллонная ангиопластика всех, или максимального количества артерий стопы сопоставимыми по диаметру баллонными катетерами. В данном случае мы применили еще и баллонные катетеры с лекарственным антипролиферативным покрытием для достижения более лучшего отсроченного эффекта - импрегнировали химиопрепарат (Паклитаксел) в стенку наиболее пораженной артерии. Не всегда на ангиограммах непосредственно после завершения вмешательства бывает хорошая картинка из-за спазма артерий, но наутро была горячая стопа с магистральным кровотоком и полное отсутствие боли в ноге.

Третий компонент - продолжение всей этой терапии в послеоперационном периоде, использование адекватных обезболивающих препаратов центрального действия, адекватное хирургическое лечение. Теперь у пациента еще впереди 1-2 месяца лечения раны на стопе, но уже совершенно с другим ожидаемым результатом.

P.S. А вы еще не бросили курить?

... читать далее

30.09.2021

Сегодня наконец-то вышла наша статья в журнале «Ангиология и сосудистая хирургия» об операции, которую пока в России делаем только мы. Эта операция нужна в самых безнадежных случаях при критической ишемии нижних конечностей (ориентировочно 1-2 случая на 300 пациентов). Она может быть единственным способом сохранения ноги, иногда и жизни.
Сейчас поясню, что это за способ и чем он отличается от обычных эндоваскулярных вмешательств. Стандарная операция, напомню, заключается в прохождении проводником суженой или полностью окклюзированной артерии, баллонной ангиопластики (расширения) и имплантации стентов или использования других технологий. При этом самый важный и трудоемкий этап вмешательства, который определяет исход процедуры, это не имплантация стента, как думают многие люди, мало знакомые с технологией. Самое сложное - это довести проводник по закупоренным на протяжении одного-полутора метров артериям, чтобы дальше сделать все необходимое. И в тех самых безнадежных случаях это сделать не удается из-за выраженного кальциноза артерий.

Около двух лет назад мы выполнили первое вмешательство, которое дает шанс таким пациентам на сохранение ноги полностью эндоваскулярным способом - артериализацию артерий голени и стопы. Процедура заключается в том, чтобы соединить артерию с веной и запустить по вене артериальный кровоток в обратную сторону - к стопе. Звучит фантастически, но технология не нова - ее применяли еще в 80-е годы, только открытым способом. А перестали делать потому, что она редко удавалась, так что многие хирурги стали воспринимать ее как операцию отчаяния. По сути ее делали пациентам с закрытыми артериями голени и стопы лишь до тех пор, пока не появился стандартный метод малоинвазивной эндоваскулярной хирургии, который я описал выше.

Но теперь та старая операция получила второе рождение и, благодаря эндоваскулярным технологиям, дает реальный шанс на сохранение ноги от ампутации и может стать вполне эффективным методом для того, чтобы оперировать самых сложных пациентов.

Чем этот новый эндоваскулярный метод лучше открытой операции?
1. Во-первых, нет разрезов. После артериализации из-за изменения направления кровотока часто происходит резкое, но временное ухудшение питания тканей. Если операция выполнена открыто - в области соединения шунта и вены на уровне лодыжки образуется незаживающая рана, которая часто ведет к нагноению и деструкции самого анастомоза и к потере всей конечности. При эндоваскулярной артериализации такой проблемы нет - все анастомозы внутри, без ран.
2. Эндоваскулярное малоинвазивное вмешательство всегда имеет меньше рисков, чем открытое - как инфаркта-инсульта, так и местных (кровотечения, нагноения). Это очень важно у ослабленных пациентов с большой повозкой сопутствующих заболеваний.
3. Закрытое вмешательство всегда более контролируемое с точки зрения визуализации сосудов. Гораздо сложнее выполнять ангиографию в ходе открытой операции под передвижной С-дугой, чем на стационарном ангиографическом комплексе с доступностью всех эндоваскулярных технологий. А также можно более контролируемо выполнять все манипуляции на венах стопы - при этой операции это крайне необходимо.

Конечно, говорить с уверенностью, будет ли такой способ вмешательства более эффективным, можно только собрав значительный фактический материал, а не по одному клиническому наблюдению. Но та первая эндоваскулярная артериализация, о которой мы написали в журнале, была эффективной и позволила сохранить ногу пациенту.

Финальный результат, которого нет в самой публикации - на фото в посте, все раны у пациента зажили благодаря совместной работе со специалистами по ранам и раневым инфекциям Института хирургии им. Вишневского. Как это делается - читайте в статье.

... читать далее

24.09.2021

Кто хороший врач, а кто плохой? Сейчас расскажу, как быстро это выяснить с помощью пары фраз.
Пациенты часто называют "хорошим врачом" того, кто скажет больше приятных и удобных слов. С этой точки зрения любой эмпатичный участковый терапевт очень даже хорош.
- Доктор, мне сказали, что нужно бросить курить, а я не могу.
- Да, конечно, о чем вы? Всю жизнь курили, а теперь бросать - это такой стресс для организма! В вашем возрасте уже не стоит менять привычки.
(Какой хороший доктор - разрешил курить, и ничего делать не нужно. Не то, что другие, которые все запрещают)
- Доктор, а может и немнго коньячку перед ужином можно накатить?
- Почему бы и нет? Главное - в хорошей компании.
(А это уже настоящий профессионал со взвешенным современным подходом. И неважно, если для пациента бутылка за вечер - это только начало разговора).
- Вам нужно купить эти антибиотики, они стоят сто рублей всего, они вам помогут. Да я вам прямо сейчас пару пачек и выдам бесплатно.
(Отличный врач! И таблетки дал, тратиться не нужно - не то, что этот, который назначил за три тысячи; ничего, что препарат некачественный и его администрация сбыть сказала).
При этом другой врач может казаться «плохим врачом» и «злым человеком», коль скоро он вводит безальтернативные ограничения. Примерный диалог со злым врачом звучит так:
- Доктор, я плохо себя чувствую, если день не поем сладенького.
- К сожалению, вам сладкого сейчас совсем нельзя, а также макароны и картошку, к которым вы так привыкли. Вам нужно строго контролировать сахар до еды, после еды, пить лекарства, вести дневник и прийти с результатами через неделю. А также пройти еще несколько обследований.
(Гадкий, гадкий доктор)

Но прежде, чем принять окончательное решение, кто здесь плохой, а кто - хороший, можно попробовать провести альтернативные беседы с обоими. Результат скорее всего удивит.

Например, такой вариант для хорошего доктора:
- Доктор, а можно немного коньячка?
- Почему бы и нет.
- Доктор, вы ведь запишете это в рекомендациях после вашего осмотра?

И вот еще ходовой вариант для плохого доктора:
- Доктор, я знаю, что сладкое/курение/алкоголь и отсутствие заботы о себе привели меня к болезни и поэтому вам пришлось потрудиться над моей терапией. Но, если честно, я так сильно люблю плюшки и коньячок, что просто игнорирую все разумные вещи. Ничего, если я ничего делать не буду ничего из рекомендованного вами?

Попробуйте обязательно, это весело. Наблюдайте за реакцией - по ней вы точно поймете, кто хороший, а кто плохой. И, самое главное, окончательно выясните для себя, что же вам на самом деле можно, а что нельзя.

... читать далее

21.09.2021

Достаточно сложный случай, сделали совместно с Алексей Ковылов и Екатерина Зубова . И с точки зрения операции восстановления кровотока, и лечения раны, и общей терапии. Пришлось рисковать, но результат достигнут.
От себя добавлю, что помимо всего прочего у пациента исходно была тяжёлая сердечная недостаточность с ФВ 20% и NT proBNP 30.000.

«К сожалению, скорее всего мы не сможем Вам помочь», - так пришлось ответить дочке пациента, написавшей мне в директ Инстаграма около полугода назад.

Спойлер: все-таки помогли! ⠀

Теперь по порядку: ⠀

Ее папе 74 года, живет он за 500 км от Москвы. Обыкновенная история - около года назад на стопе возникла язва на фоне сахарного диабета, это привело к ампутации 1 пальца стопы. Рана не заживала, через 5 месяцев после ампутации ситуция еще более осложнилась - возникла флегмона стопы, которую вскрыли в районной больнице. Тогда же выяснилось, что в стопе не хватает артериального кровотока, началась гангрена. В ЦРБ пациенту предложили единственно возможный вариант для большинства больниц - ампутацию на уровне бедра. От ампутации пациент категорически отказался. ⠀

Его дочь обратилась ко мне дистанционно, за вторым мнением. Совместно с Андреем Владимировичем Ерошенко мы оценили присланные фото ноги и сканы документов. Обычно, по фотографиям ситуация выглядит тяжелее, но даже зная это, мы пришли к предварительному выводу, что сохранить ногу и, главное, ее опорную функцию, скорее всего не удастся. Слишком велик уже был объем поражения тканей стопы.

От очного осмотра, на котором можно было бы адекватно оценить ситуацию и дать окончательное заключение, пациента отделяло полтысячи километров. Здесь я восхищаюсь целеустремлённостью родственников пациента, особенно его дочери. Несмотря на то, что мы не давали больших надежд, они все равно приняли решение привезти его в Москву на очную консультацию. ⠀

И при очном осмотре мы решили, что есть шанс сохранить стопу. Пациенту были назначены: расширенная антибактериальная терапия (Зивокс), полная разгрузка стопы (кресло-коляска), в качестве местной терапии - перевязки 2-3 раза в день с раствором Лавасепт. Также кардиологом Екатериной Андреевной Зубовой была пересмотрена вся лекарственная терапия, за счет чего удалось стабилизировать общее состояние пациента. ⠀

Следующим этапом через несколько дней после короткой подготовки Андрей Владимирович Ерошенко провел баллонную ангиопластику и стентирование артерий правой голени и стопы (ПББА, АТС, МБА, артериальной дуге стопы и МПА).

Дальше - был длительный этап амбулаторного лечения, уже на фоне восстановленного кровотока, - перевязки, этапные некрэктомии, несколько сеансов вакуум-терапии раны. ⠀

Но этот долгий путь был не таким безоблачным, как бы намхотелось. На фоне приема антибиотиков у пациента развилось воспаление толстой кишки - колит, что потребовало госпитализации в терапевтическое отделение и повторного проведения мероприятий интенсивной терапии. И здесь снова благодаря усилиям Екатерины Андреевны Зубовой пациент «встал на ноги». Но пока - в переносном смысле. ⠀

До «буквального» оставалось еще несколько сложных месяцев, за время которых пациент тяжело переболел ковидом. Болезнь дала тяжелые осложнения - вновь тромбировались артерии голени. Андрей Владимирович Ерошенко смог повторно восстановить кровоток в ноге. ⠀

На фоне хорошего кровоснабжения стопы мне удалось до конца очистить рану и выполнить ее пластику свободным кожным лоскутом. ⠀

И вот примерно через полгода после начала лечения нашей командой можно констатировать: язва зажила, стопа спасена, пациент избежал высокой ампутации и встал на ноги уже в буквальном смысле! ⠀

... читать далее

17.09.2021

На что обращать внимание при выборе больницы для лечения?
Для меня самого, как для пациента, этот вопрос представляется невероятно сложным, но я попробую раскрыть тему в своей области.

Дело в том, что цена неудачного выбора с диагнозом по моей специальности - это ампутация ноги, или даже жизнь пациента, она очень высока. Но не все пациенты и их родственники это осознают.

В последнее время в России возросло количество центров, где выполняют операции на периферических артериях, но далеко не всегда удается достигнуть того результата, который пациент ожидает, потому что лечение многокомпонентное.

История, произошедшая на днях. Пациент лечился в специализированном центре в Москве, ему сделали операцию по восстановлению кровотока и операцию на стопе по удалению нежизнеспособных тканей. Поскольку центр был специализированным, то, к чести лечащего врача, его смутил результат и состояние стопы, не видимое обычным врачебным глазом - просто на основании его врачебного опыта.

Пациент прибыл к нам еще до возникновения осложнений, и удалось провести повторную операцию на артериях без значимых потерь. В деталях: на начальных ангиограммах "лысая стопа" без магистральных артерий после проведения реваскуляризации, такая рана имела все шансы нагноится и почернеть, что означало высокий риск потери всей ноги. Мы восстановили кровоток по артериям стопы. Результат на фотографии через месяц - рана почти зажила, у пациента все хорошо.

А теперь давайте рассмотрим вариант альтернативной реальности (как часто бывает): пациент после первой госпитализации отправился домой, стандарт лечения же выполнен. Через неделю-две рана почернела, нагноилась, возник остемиелит костей стопы. Пациент обращается к хирургу поликлиники, тот выписывает направление на госпитализацию в отделение гнойной хирургии. В отделении гнойной хирургии - операция на сосудах же была, но она не помогла, "вам конечно на ампутацию". И все это даже после проведенных прекрасных операций. Таких историй – очень много, к сожалению. По этой причине специалисты по ранам- хирурги часто разочаровываются в сосудистых операциях у пациентов с диабетической стопой, а иногда даже сразу уговаривают пациентов на высокую ампутацию ноги, потому что через их руки проходит множество таких историй.

Мораль:

1. Ищите не операцию по квоте, и не больницу имени кого-то, а конкретного специалиста, который может обеспечить результат, надежность и полное ведение от сосудистого вмешательства до полного заживления раны на стопе, в том числе - коррекцию сопутствующей патологии – сахарного диабета, заболеваний сердца и других (которое тоже можно получить разными путями, в том числе и по квоте, омс и т.д, но "как?" это уже всегда второй вопрос). Именно поэтому мы не только выполняем операции, но и лечим далее пациента от выполнения операции до получения результата - заживления ран на стопе. Поэтому мы формируем команду из врачей разных специальностей и постоянно взаимодействуем внутри нее. Это не значит, что наш пациент имеет 100% гарантию, но это значит, что вероятность потери ноги и неблагоприятного исхода крайне мала, и используется максимум возможностей, чтобы этого не допустить. Именно поэтому беремся за сложные случаи не только с точки зрения техники вмешательств, но и с точки зрения рисков пациента в целом.

2. Мы никогда не отказываем лечащим докторам и коллегам, а также пациентам в дополнительном мнении по поводу сложной ситуации, наша помощь в этом вопросе безвозмездна.

P.S. Под сложной ситуацией я имею в виду два случая: когда пациент получил отказ в операции на сосудах по какой-либо причине, или когда эффект от сосудистой операции не тот, который ожидает пациент и лечащий врач.

... читать далее

15.09.2021

Недавно на моих глазах произошла довольно грустная история. К нам обратились родственники пожилой пациентки, у которой болела нога и начиналась гангрена.
Мы выполнили обследование этой пациентки и обнаружили признаки тяжелого поражения артерий сердца. Прежде чем заниматься ногой мы сделали коронарографию, поставили стент в артерии сердца - все это было выполнено без затрат со стороны пациентки и ее родственников, по ОМС. Но нужно было и дальше заниматься сердцем, затем сосудами ноги.

Мы видели хорошую перспективу, но все это лечение было невозможно полностью реализовать в системе обязательного медицинского страхования без потерь и дополнительных рисков. Мы сказали родственникам, что конкретно в их случае необходимо сделать еще одно сложное стентирование коронарных артерий, потом эндоваскулярное вмешательство на артериях с затратами, которые превышали возможные тарифы на лечение.

Но родственники решили, что денег на эту статью расходов нет, а раз бабушка - инвалид и ветеран, то именно государство должно обеспечить ей лечение. Они ушли искать вариант бесплатной помощи. Искали, сталикивались с отказами, но все-таки через некоторое время нашли какой-то вариант. Пациентку госпитализировали в другую больницу, и она умерла там на операционном столе.

В этой ситуации я вижу много переменных: и отношения родственников, и желание самой пациентки, и медицинские и технические нюансы - как и что можно было сделать по-другому, и соотношение рисков, и финансовые условия, которые у всех разные. Но я знаю одно: если бы пациентка продолжила лечение у нас, шансов выжить у нее было бы больше.

И в связи с этим появилась такая мысль: часто все мы находимся в плену некоторых убеждений относительно нашей жизни в целом, и оказания медицинской помощи, которые мешают осознавать реальную, происходящую здесь и сейчас ситуацию.

Одно из наиболее частых - что все возможно получить в системе обязательного медицинского страхования, главное найти хорошую больницу, лучше имени кого-то великого, настоять. Или найти хорошего врача в этой больнице. Бывает и другое убеждение - все, конечно же, бесплатно получить невозможно, но нужно добиваться, потому что государство обязано нас обеспечить. Наконец, люди верят, что все без исключения врачи частных клиник заинтересованы только в том, чтобы вынуть из пациента как можно больше денег.

Эти убеждения и недоверие в критической ситуации мешают взвешивать реальные риски, и некоторым из нас могут стоить жизни, к сожалению.

... читать далее

30.08.2021

Игорю всего 40 лет, и его жена обратилась к нам с просьбой помочь в безнадежной ситуации.
Огромная незаживающая рана на ноге, постоянная боль в ноге в покое, отсутствие сна в течение месяца из-за боли - он уже сходил с ума практически.

До обращения на протяжении 3-х лет у него уже было 3 сосудистые операции, которые не привели к значимому улучшению - рана не зажила; лучевая и химиотерапия по поводу онкозаболевания, отказ в операции на сосудах в нескольких известных федеральных и региональных центрах. На фото внешний вид раны, которую жена прислала нам с просьбой проконсультировать. И протяженное поражение сосудов, от уровня пупка, с отсутствием проходимых артерий на голени с стопе, куда можно было бы пришить шунт.

При первоначальной оценке стало понятно, что рана с признаками тяжелой инфекции, и было непонятно, пострадал ли голеностопный сустав или нет. Если инфекция уже проникла в полость сустава, то, конечно, о сохранении стопы, скорее всего, речь бы уже не шла. В такой ситуации, действительно, проще отказать, потому что вероятность положительного результата очень мала. И даже в случае ампутации на уровне бедра - такая рана навряд ли зажила. Перспектива - в 40 лет оказаться без ноги с гниющей незаживающей культей бедра. Но по данным рентгеновского исследования, кости и суставные поверхности голеностопного сустава были не затронуты, и мы решили дать шанс.

Первый этап - сосудистая операция, прошел довольно напряженно. Удалось создать магистральный кроток непосредственно к ране на голени и к стопе, восстановить просвет сосудов, которые раньше признавались не подлежащими реконструкции. После операции постояная боль в стопе и в голени значительно уменьшилась.

Второй этап - многоэтапная хирургическая обработка для подавления инфекционного процесса, стала возможной благодаря доктору Алексей Ковылов, который провел все хирургическое лечение полностью амбулаторно под проводниковой анестезией. Третий этап - пластическое закрытие раны пересадкой кожного лоскута, которое блестяще выполнил также Алексей Ковылов и провел амбулаторно.

Сейчас уже ведем речь об адекватной фиксации стопы пока ортезом, а там уже посмотрим. Но ногу удалось спасти, на это потребовались всего 1 сутки стационарного лечения. Человек в 40 лет, глава семьи, остался работоспособен и на своей ноге.

Сложнорешаемые ситуации - наша специализация.

... читать далее

04.02.2021

От чего, как вы думаете, больше всего зависит результат операции? От "золотых" или "платиновых" рук хирурга?
Не угадали! Если это эндоваскулярная операция на артериях ног, то ее результат на 70% зависит от качества инструментов.

Когда операция на расстоянии 1-1.5 метров от твоих рук, то инструменты – это и есть твои руки. Они должны точно передавать малейшие миллиметровые движения пальцев, проводники и баллонные катетеры должны пролезать в артерии, закупоренные бляшками каменной плотности, расширять их под давлением, в 5 раз превышающим давление в автомобильном колесе, не разрываться и не деформироваться при этом. Каждый ли инструмент на это способен? По моему опыту, увы, нет.

Конечно, каждый хирург заинтересован работать с самыми качественными материалами и в достаточном количестве. Но приобретение инструментов зависит от политики больницы по закупке расходников. Госучреждения обязаны закупать самые недорогие материалы, в идеале - отечественные. При этом больница экономически заинтересована оказать помощь наиболее простым и недорогим способом, чтобы заработать больше разницы между тарифом на лечение и расходами. И потратить как можно меньше инструментов на операцию.

Поэтому, какие бы ни были золотые руки у хирурга, и каких бы прекрасных моральных качеств он ни был - расходные материалы могут подвести, и операция в этом случае может не дать необходимого результата. С простыми ситуациями дешевый инструмент справится, а с тем, что посложнее - уже нет. В простых ситуациях достаточно минимума инструментов, в более сложных – нужно много дорогостоящих инструментов, иногда не укладывающихся в тариф.

Поэтому если вам или вашему родственнику предстоит эндоваскулярная операция - обязательно поговорите именно с оперирующим хирургом о следующем:

- все ли необходимые расходники для операции есть в наличии? Достаточное ли их количество?

- уверен ли в них доктор?

- есть ли что-то с лучшими свойствами?

- достаточно ли количество и качество проводников, баллонных катетеров и стентов?

- уверен ли доктор в эффекте уже проведенной процедуры для сохранения конечности, все ли получилось сделать?

- если что-то не получилось, все ли возможности использованы или нужно поискать какие-то другие варианты?

Также, чаще всего оперирующий эндоваскулярный хирург не является лечащим доктором пациента, который ведет его в палате после операции, а лечащий врач может не знать обо всех особенностях операции – это еще один важный момент, который стоит учесть при общении перед и после операции.

Мы, со своей стороны, всегда бесплатно оказываем поддержку - консультируем как оперирующих докторов, так и специалистов по ранам, а также непосредственно пациентов в случае невозможности лечения или неудачной попытки операции на сосудах. Половина обращений за помощью связана именно с технической неудачей при первичном лечении.

При проведении вмешательств с позиции нашего опыта обращаем на подбор расходного инструмента необходимого качества. Ведь от этого качества зависит результат лечения, и часто – жизнь пациента.

... читать далее

19.01.2021

Если вы привились от гриппа в этом году - это мероприятие сомнительной эффективности.
В этом осенне-зимнем сезоне грипп исчез во всем мире - об этом говорят крайне наглядные графики на сайте ВОЗ.

Скорее всего - это эффект вытеснения одной инфекции другой.

Но у нашей страны свой путь и свои достижения - устами чиновников.

https://tass.ru/obschestvo/10466859

... читать далее

15.01.2021

Новые технологии бесплатно и для всех прямо сейчас! Так бывает, но только в телевизоре.
Как на самом деле?
В большинстве городов реальная ситуация такая: есть сосудистый центр, в котором оперируют артерии ног, но с особенностями и с очередью на несколько месяцев. А рядом 5 или 10 больниц, где ноги ампутируют. Угадайте, каких операций проводят больше.
Почему на деле сосудистых операций для спасения конечности хватает не всем? Причин много: для части вмешательств не хватает оборудования, расходников и специалистов, другая часть технологий не предусмотрена в бюджетных тарифах. И в России просто нет столько врачей с нужными знаниями и опытом.
Самая распространенная операция для восстановления просвета артерий при угрозе ампутации конечности - баллонная ангиопластика и стентирование. Для этого вмешательства нужны и одноразовые инструменты высокого качества, ангиографический комплекс и специалист с навыками выполнения периферических вмешательств. Бывает такое, что ангиографический комплекс есть - но занят под другие задачи, например, под лечение инфарктов. И хирург тоже есть, но без специального опыта. Или ангиограф есть, хирург с опытом есть, но нет нужных инструментов. Или даже может быть все условно есть, но затраты для достижения эффекта операции и сохранения конечности больше тарифа на лечение (количество денег, которые может получить больница от фонда омс). Пациент отправляется на ампутацию с соответствующей записью специалиста в истории болезни, с соблюдением всех необходимых формальностей.
Рассуждения пациентов просты: «Врачи сказали ампутация – значит, ампутация. Они же дипломированные специалисты». Они просто не знают о том, какие еще есть варианты, а при бесплатном лечении по ОМС о платных опциях говорить нельзя. Или можно попробовать, но за это можно получить жалобу от того же самого пациента. Тем более никто не рассуждает о еще более дорогих технологиях - вмешательствах с использованием инструментов с лекарственным покрытием, катетерной атерэктомии, механической тромбэктомии и т.д. Тех самых, которые не предусмотрены тарифами страхового фонда. И если эти технологии и могут быть применены, то в порядке апробации или исследования, для конкретного пациента это происходит в формате «если повезет», совсем не на потоке.
Почему так дороги новые технологии? Потому что они новые, это если коротко. На разработку и доказательства эффективности требуются астрономические инвестиции. Должно ли государство оплачивать все новые технологии сразу же, как они появились?
Вопрос сложный – на все технологии и для всех сразу объективно не хватит, даже если весь бюджет потратить на медицину.
Пациент должен знать главное: он может найти возможность и эти технологии применить, и получить необходимую по объему помощь, как это сейчас происходит в стоматологии, или флебологии, например.
Да, найти чаще не бесплатно, но ногу и жизнь можно спасти.

... читать далее

09.01.2021

Уважаемые коллеги, в субботу 12.12.2020 с 10 до 18 часов на платформе «Школа тромбоза» будем обсуждать вопросы острого артериального тромбоза нижних конечностей. Не так давно, в начале 2020 года вышли обновленные Европейские рекомендации по лечению этой патологии. В рамках мероприятия рассмотрим каждый из разделов этих рекомендаций, соотнесем их с нашими реалиями. Также в рамках мероприятия состоится сателлитный симпозиум Bayer, посвященный современной схеме антитромботической терапии с низкодозовым Ривароксабаном 2.5 мг по результатам исследования Compass и Voyager. Мероприятие аккредитовано НМО. Мои лекции: 16.00 – 16.30 Эндоваскулярные вмешательства в лечении острого и подострого артериального тромбоза нижних конечностей. 13.30 -14.30 Системная защита от тромботических осложнений для пациента с атеросклеротическим заболеванием: дискуссия сосудистого и эндоваскулярного хирурга.

... читать далее

11.12.2020

Риск заболеть ковид-инфекцией в больницах сейчас сильно возрос, особенно для пациентов с тяжелой сопутствующей патологией. Сейчас это происходит очень часто - до выполнения операции на сосудах, после выполнения операции, вместо операции. Наиболее частая ситуация - пациент поступает в специализированное или не очень специализированное отделение, начинается какое-то дообследование или лечение. Приходит положительный мазок (при этом, может даже не быть проявлений инфекции), пациент вынужденно перемещается в обсервационное отделение или ковид-госпиталь. Естественно, в таких местах нет условий для лечения ран. Если повезет - перевязки через день, или два. И результаты такого лечения часто неблагоприятные. Либо потерянная нога, либо неблагоприятный исход в целом, даже после проведенной реваскуляризации. По опыту, как-либо повлиять на лечение пациента в этой ситуации, когда она уже произошла, нет возможности как у родственников, так и у докторов. Естественно, это совершенно не тот результат лечения, который мечтает достичь любой здравомыслящий доктор или пациент. Что же делать? Стратегия № 1, очень частая - отсидеться. Многие пациенты и их родственники часто думают, что вот-вот, неделя-месяц, и эпидемия закончится - и после этого они обратятся за помощью. Но, разочарую - сейчас не закончится, и завтра не закончится, и через месяц. И промедление в случае критической ишемии часто приводит к потере конечности, даже при правильном подходе к лечению, можно очень легко пройти точку невозврата и этого не заметить. Стратегия №2 - обращаться к докторам, которые обеспечат вам наибольшую безопасность в процессе обследования и лечения. Все-таки это вопрос, который зависит от конкретных докторов, а не только лечебного учреждения, лечение происходит не только в стационаре. Для наших пациентов мы создаем такие, гораздо более безопасные условия. Мы стараемся проводить большинство этапов лечения максимально амбулаторно без госпитализации - консультируем, дообследуем, корректируем терапию с минимумом контактов. Госпитализируем в стационар всего на сутки в 1-2-х местные палаты, где соблюдаются максимально безопасные условия по ковид-инфекции. И стараемся вести дальше лечение без повторных госпитализаций, когда это возможно, даже при необходимости хирургического лечения раны. Безусловно, это полностью не исключает заражения, но очень сильно снижает такую вероятность. Обращайтесь за помощью вовремя, несмотря на ковид.

... читать далее

08.12.2020

Мечты сбываются – наконец, получил обновленную защиту от рентгена. Куртка с пристегивающимися рукавами. Рентгенхирургия – это специальность, в которой доктора, пожалуй, больше всего времени проводят «под лучом», находясь рядом с пациентом на протяжении всего вмешательства. И таких пациентов в день может быть несколько. И так получается, что доктор стоит боком к источнику рентгена достаточно долгое время. А в этом боку – дырка, вырез в рентгензащитном жилете под руку, через который как раз все и залетает. Дырка – в стандартной рентгензащите. А в моей теперь – нет. Обновление бронекомплекта, ну и сразу - в бой, в операционную.

... читать далее

24.11.2020

Смотреть больше
Анемии: симптомы, анализы для установления диагноза, лечение
Анемии (снижение уровня гемоглобина в крови) часто встречается при критической ишемии нижних конечностей.   Хроническое воспаление в ране, нарушение питания (уменьшение потребления продуктов, содержащих железо), нарушения всасывания, наличие заболеваний почек - основные факторы, которые ведут к снижению уровня гемоглобина в крови.    
Лекарственная терапия пациентов с критической ишемией нижних конечностей
При лечении пациентов с критической ишемией нижних конечностей обязательно назначения следующих групп препаратов
Генная терапия и факторы роста. Эберпрот и Неоваскулоген - эффективны ли эти препараты в лечении критического нарушения кровотока и ран?
То же самое в отношении эпидермального фактора роста - препарата Эберпрот – если кровоток не нарушен критически, если рана небольшая, если соблюдены остальные принципы лечения (произведена грамотная хирургическая обработка, инфекция в ране побеждена, разгрузка раны сделана)
Гангрена нижних конечностей - приговор к ампутации, или что-то можно сделать?
Гангрена - возникновение участка омертвевших тканей у живого организма (см. определение Википедии). Гангрена нижних конечностей - опасное состояние, которое заключается в омертвении тканей чаще стопы, реже- голени или бедра из-за недостаточного питания тканей
Антитромботическая терапия у пациентов с критической ишемией и синдромом диабетической стопы
Антитромботическая терапия является важным и неотъемлемым элементом лечения пациентов с синдромом диабетической стопы. Как правило, ее применение начинается до операции
Высокотехнологичные вмешательства у пациентов с синдромом диабетической стопы
Синдром диабетической стопы и критическая ишемия нижней конечности - это заболевания, которые с высокой долей вероятности приводят пациента к ампутации нижней конечности в ближайшее время после их возникновения.
Ошибки в лечении синдрома диабетической стопы
Лечение синдрома диабетической стопы является непростой задачей, и возможно только при взаимодействии опытных специалистов- хирурга, сосудистого хирурга, эндокринолога, кардиолога.
Сухая гангрена нижних конечностей
Гангрена – сложное заболевание, которое заключается в омертвении живой ткани, как правило, на стопе, и нарушении опорной функций пострадавших конечностей.
Почему лечение синдрома диабетической стопы ведет к потере конечности (ампутации) при лечении в неспециализированном хирургическом отделении.
Лечение синдрома диабетической стопы возможно в большинстве хирургических отделений и отделениях гнойной хирургии городских и центральных районных больниц нашей страны, причем каждое отделение имеет свой уникальный хирургический опыт лечения таких пациентов.
Диагностика у пациентов с синдромом диабетической стопы
При выявлении у пациента синдрома диабетической стопы важным является обследование не только нижних конечностей (стоп) и артерий нижних конечностей.
Как подобрать обувь пациенту с синдромом диабетической стопы?
Люди, больные сахарным диабетом, зачастую не могут носить обычную стандартную обувь, так как она может вызывать потертости и другие микротравмы стоп.
Правила ухода за стопами у больных с синдромом диабетической стопы
Ноги рекомендуется мыть каждый день теплой водой с использованием мягкого мыла, особенно тщательно в складках между пальцами, под ногтями.
Новые технологии для восстановления кровотока при критической ишемии и перемежающейся хромоте
До последних лет XX века главной причиной развития синдрома диабетической стопы считали в большей степени микроангипатию (поражение мелких артериальных сосудов - капилляров и прекапилляров),
Синдром диабетической стопы - что это такое?
Одним из осложнений течения сахарного диабета является синдром диабетической стопы - язва или инфекция мягких тканей (трофическая язва, панариций, флегмона или гангрена пальца или конечности)
Прогноз сохранения конечности от ампутации: оценка кровотока нижних конечностей
Первым и наиболее частым симптомом при заболевании артерий нижних конечностей является боль в ноге. В зависимости от тяжести и длительности заболевания, болевой синдром может быть двух типов:
Практические советы при диабетической полинейропатии
Самым важным шагом в лечении полинейропатии является нормолизация уровня глюкозы в крови! Узнайте у лечащего врача Ваш индивидуальный целевой уровень.
Эндоваскулярное вмешательство или шунтирование - что выбрать?
При гангрене нижних конечностей или при синдроме диабетической стопы, как правило, первопричиной является не сама рана на стопе, а недостаточное питание тканей, связанное с критическим снижением притока артериальной крови.
Лечение гангрены и диабетической стопы народными средствами
Время от времени при осмотре пациентов с синдромом диабетической стопы, врачам специализированных учреждений приходится иметь дело с их мнением относительно местного лечения язв на стопах из серии:

Атеросклероз артерий нижних конечностей
Атеросклероз артерий нижних конечностей – это серьезное заболевание, причина которого кроется в утолщении стенок сосудов. Как правило, это происходит вследствие критичного увеличения таких показателей в крови, как холестерины различной плотности.
Выбор лечебного учреждения при лечении гангрены и диабетической стопы
В настоящее время по всей стране открылись и продолжают открываться новые региональные сосудистые центры, направленные на оказание помощи пациентам с сердечно-сосудистой патологией, прежде всего – с патологией коронарных артерий.